1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0% [0 Голоса (ов)]

УРОКИ КРЕСТОГРАДА

В Ставрополе, где находилась кафедра епископа Кавказского Игнатия (Брянчанинова), мне посчастливилось провести неделю в обществе ставропольцев, помнящих его слова: «Отступление попущено Богом. Не покусись остановить его немощной рукою твоей. Устранись, охранись от него сам — и этого с тебя достаточно».

Поездка в любое место нашей необъятной Родины может стать познавательной и дать пищу для размышлений. Многое зависит от того, какой «Вергилий» проведет тебя по кругам посещаемого места. Мне с «Вергилием» повезло. Ставрополец Сергей Баранов показал мне, как живет истинная Россия — та, которая никогда не умирала и не умрет до скончания века. Северный Кавказ — непростой регион. Но не о его проблемах рассказывали мне люди, живущие по христианским заповедям. Они не пересказывают друг другу последние новости о великих казнокрадах и скором крахе всего и вся. Не пугают слухами о новой революции, гражданской войне, а затем и мировой бойне. А просто, не пытаясь «остановить немощной рукой» сползание мира в кошмары апокалипсиса, молятся, честно трудятся, заботятся о своих семьях, любят ближних и стараются помочь всем, кто нуждается в помощи.

С Сергеем мы познакомились в монастыре. Его сосед по келье дал ему сборник моих рассказов «Ведро незабудок» и сказал: «Кстати, автор сейчас здесь». Прочитав несколько рассказов, Сергей предложил мне приехать в Ставрополь на встречу с читателями — любителями православной литературы. Я поблагодарил. Уверенности в том, что действительно последует приглашение, не было. Люди часто говорят всякие любезности, а потом в суете многотрудных будней быстро забывают даже о том, чего искренно желали. Но на сей раз этого не произошло. Сергей вскоре подтвердил приглашение. Несколько раз мы перезванивались, поздравляя друг друга с праздниками, а после Светлой Седмицы я и отправился в Ставрополь.

При закладке крепости казаки обнаружили в земле большой каменный крест

Этот город называли «вратами Кавказа», но через эти врата сегодня на Кавказ не ездят. Стоит Ставрополь в стороне от железной дороги к Кавказским минеральным водам и известным горнолыжным курортам. Наши современники знают о нем немного: о том, что здесь проводятся всевозможные конференции, что город признан лучшим в России по благоустройству… А вот в XIX в знали больше. В Ставрополе бывали Пушкин, Лермонтов, Толстой и многие другие писатели и деятели культуры. Великий полководец А.В. Суворов руководил постройкой крепости, с которой и начался город. Это была одна из восьми крепостей Азово-Моздокской линии укреплений. Возведенная на горе посреди степи, она стала мощным форпостом на юге России. Город не случайно был назван Ставрополем. В переводе с греческого — это Крестоград. При закладке крепости казаки Хоперского полка обнаружили в земле большой каменный крест. Он стал первым памятником нового города. По одной из версий, это и объясняет выбор наименования города.

Само название — Град Креста — обязывает его жителей быть верными христианами. В годы безбожного правления, когда старались вытравить в народе самую память об орудии нашего спасения, город был переименован в Ворошиловск, и даже на памятнике Суворову крест ордена святого Георгия наполовину прикрыт лацканом мундира. Так, что вместо креста видна рогулька из двух лучей.

Сейчас иное дело. Вдоль дорог множество поклонных крестов. Воздвигнут памятник сестре милосердия Марии Ивановой — единственной женщине в России, награжденной офицерским орденом святого Георгия. Во время Первой мировой войны (тогда ее называли Отечественной) сестра милосердия Мария Иванова, находясь на передовой, остановила бегство наших солдат и увлекла их в контратаку, закончившуюся полным разгромом врага.

В последние два десятилетия в Ставрополе восстанавливают и заново строят храмы. В черте города есть женский монастырь, а в нескольких километрах от города — мужской. На службах много молодых людей. И именно тема воспитания молодежи стала основной во время моих встреч с кадетами, студентами, художниками, писателями и прихожанами нескольких церквей. Когда в монастыре в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте» после разговора о трудностях, с которыми столкнулся наш народ, меня спросили: «Что же делать?», я рассказал о ставропольцах, с которыми меня познакомили сразу же по приезде. Они давно нашли ответ на этот роковой вопрос, воспитывая молодых людей в христианском духе, на вековых традициях русской армии.

Аркадий Аркадьевич Дранец — полковник запаса и успешный деловой человек — возглавил фонд «Меценаты детям» и создает православно-воспитательный центр «Адмирал». Когда десять лет назад он обратился к схиархимандриту Илию с просьбой благословить его на самое нужное служение, тот сказал: «Хочешь служить — служи детям». С этого благословения и началось создание центра.

Уже построены два храма, детский сад вместе с начальной школой. На главной площади центра на высокой колонне вознесся златокрылый архангел Михаил, а неподалеку стоит памятник адмиралу Федору Ушакову. За ним — галерея с бюстами 12 русских адмиралов, от петровского Апраксина до советского Кузнецова. Здесь говорят: «Наши воспитанники живут под крылом архангела и под защитой адмиралов». По обе стороны от флотской композиции разбит парк с несколькими тысячами деревьев. На 15 гектарах планируется разместить 20 объектов. Уже строятся медицинский комплекс, гимназия для девочек «Милосердие» и гимназия для мальчиков «Гардемарин». Ничего подобного нет во всей России.

Все сделано и делается с поразительным размахом и с хорошим вкусом. Дети получают воспитание в окружении прекрасно организованного пространства, в интерьерах, созданных талантливыми дизайнерами. Спортивные занятия проходят и в помещении, и на открытых площадках. Есть бассейн. Скоро начнут строительство стадиона. Причем занимаются спортом на территории комплекса не только воспитанники центра, но и молодые люди, живущие по соседству. Таким образом, Аркадий Дранец решает проблему досуга и воспитания местной молодежи: «Эти уже не будут пить и наркоманить».

Понимание того, что нужно все делать на века и красиво, чувствуется во всем. Даже колонна, на которой установлена скульптура архангела Михаила, необычная. Она была найдена в одной из московских художественных мастерских. Это чудом сохранившаяся колонна взорванного в 1931 году храма Христа Спасителя. Неслучаен выбор небесного покровителя центра — прославленного адмирала Федора Ушакова. Для воспитания юных граждан России, желающих посвятить жизнь воинскому служению, очень важен пример его героической и благочестивой жизни.

Удивительно, что из степного Ставрополья в военно-морские силы призывается больше молодых людей, чем из других областей России. И даже количество моряков-ставропольцев, получивших звание Героя Советского Союза, самое высокое в стране. Здесь шутят: «Любовь к морю у нас в крови. Ведь когда-то здесь было Сарматское море».

Многие воспитанники центра «Адмирал» мечтают о службе на флоте. Возможно, кто-то станет и священником. Сейчас здесь, помимо действующих церквей, строится храм в честь святителя Николая Чудотворца и заложен храм в честь Георгия Победоносца. В основание этого храма положен камень со святой горы Афон. Его привез настоятель афонского монастыря Ксенофонт архимандрит Алексий. Духовному воспитанию в центре «Адмирал» уделяют первостепенное внимание. Здесь регулярно служат литургию и молебны. Сюда привозили мощи святого великомученика Георгия Победоносца и блаженной Матроны.

Часть воспитанников поступит в президентский кадетский корпус, где кадеты стараются следовать традициям дореволюционных кадетских корпусов. Правда, как мне показалось, в тепличных условиях. Здесь нет казарм. Кадеты живут по два человека в комнате. В столовой — шведский стол. Можно выбирать из нескольких блюд. Классы прекрасно оснащены современной техникой. Территория огромная, с аллеями и цветочными клумбами. Чистота идеальная. Есть стадион, плац для строевых занятий, библиотека, большой актовый зал... Одним словом, для учебы и досуга есть все необходимое. Заместитель начальника корпуса по воспитательной работе рассказал, что в корпус приходит очень много детей с компьютерной зависимостью. Психологи в разных странах не знают, что с ней делать. «А в нашем корпусе от этой беды избавляются очень быстро. Ребята загружены учебой, спортом, военным делом, и им просто некогда сидеть у компьютера».

Побывали мы еще у одного человека, который знает, что делать. Николай Жмайло — отставной десантник – организовал центр по подготовке молодых людей к службе в армии. Назвал он его «Витязи». Вместо современных тренажеров здесь используют всевозможные подручные средства. Оказывается, на простом дереве можно организовать тренировку, какой ни в одном фитнес-клубе на десяти тренажерах не устроить. Ребята показали несколько упражнений: брали полутораметровые бревна и ловко вращали и переворачивали их. При этом нехитром занятии задействованы практически все мышцы. Мальчишки забирались вверх по канату, переворачивались и, спускаясь головой вниз, показали, как можно поражать противника в самой неудобной позе. Ребята преодолевали препятствия, показывали различные способы выживания. При помощи деревянной рогатины и длинного шеста соорудили блок и передвигали неподъемную бетонную плиту.

Когда из дома выскочили семь отроков и прыгнули в замерзший пруд, улыбки у американцев исчезли

Николай рассказал, как в прошлом феврале ему позвонил ставропольский атаман и сказал, что приехала делегация американских спецназовцев, «очень крутых парней», и просят показать, как тренируют казаков: «А нам и показать нечего. Выручай!» Николай   выручил: поставил рядом с двухметровым американцем десятилетнего парнишку, дал им обоим по топору и предложил соревнование — кто быстрее срубит дерево. Для этого был поставлен вертикально столб, и нужно было его подрубить «под корень». Американец, лихо размахивая топором, довольно скоро справился с задачей и, по-голливудски улыбаясь, уступил место мальчишке. А тот проделал это в три раза быстрее. Десантник продолжал улыбаться, но как-то кисло. Николай рассказал гостям о преимуществах топора: «Бензопилу в разведку не возьмешь. А топором можно сделать все». В подтверждение этих слов другой мальчишка за несколько минут изготовил топором ложку. Тут уж стали удивленно улыбаться все спецназовцы. А когда из дома выскочили в одних трусах семь отроков и прыгнули в замерзший пруд, улыбки у американцев мгновенно исчезли. Ребята плавали, разгребая льдины, и, смеясь, приглашали гостей присоединиться к ним. Спецназовцы прыгать в пруд не стали, а поежившись в своих меховых куртках, пошли в дом пить чай. Для мальчишек же была натоплена баня, куда они и побежали.

Николай занялся воспитанием детей без государственной поддержки: «Когда перестройщики стали разваливать армию и кричать на всех углах, что патриотизм — это прибежище для негодяев, я решил показать, что это не так. Страна гибла. До верха не докричаться. Остановить этого я не мог, но знал, что могу на своем месте (да и каждый может) делать нужные дела. Я видел, как спивается и гибнет от наркотиков молодежь. Куда-то исчезла работа. Заняться нечем. Я собрал ребят и предложил им свою программу. Это и спорт, и приобретение различных специальностей и навыков. Они у нас и автомобиль могут водить, и с парашютом прыгать, и в огороде работают, и за скотиной ухаживают. Все делается с молитвой. Регулярно ходят в церковь. Священники проводят катехизаторские занятия. Для армии и для жизни готовятся люди, для которых старый армейский девиз «Сам погибай, а товарища выручай» — не пустой звук. Это же христианская заповедь о любви к ближнему. Так что мы готовим не просто будущих солдат, а воинов Христовых».

«Мы готовим не просто будущих солдат, а воинов Христовых»

Меня поразило, что там, где проводится военная подготовка, совершенно отсутствует то, что называют «милитаристским духом». Наоборот, все было легко, мирно, празднично и даже весело. Чувствовалось, что воспитатель любит своих воспитанников, и те отвечают ему взаимностью. А задор и лихость, с которыми молодые люди занимаются подготовкой к военной службе, у них в крови. Ведь их предки — казаки и воины, пришедшие в эти края вместе с Суворовым.

В центре «Витязь» даже животные дружат. Нас рассмешило то, как козел по кличке Бабло ни на шаг не отходил от своей подружки — свиньи Бубы, показывая, что готов защитить ее от любого, кого заподозрит в недобрых намерениях. (Кличку свою он получил за то, что съел выпавшую у кого-то из кармана сторублевую купюру).

Веселых эпизодов можно вспомнить немало…

В монастыре иконы «Всех Скорбящих Радосте» не знали, как уговорить любителей шашлыков и дикой музыки не устраивать пикников рядом с монастырем. Тогда наместник провел к воротам динамик и стал включать записи чтения Псалтири. Теперь и за версту не увидишь дыма над мангалами.

После встречи с местными художниками Сергей, у которого я жил все эти дни, предложил прогуляться с несколькими друзьями по городу. Ставрополь утопал в цветах. Цвели вишни, каштаны. Повсюду, даже у хрущевских пятиэтажек, клумбы с тюльпанами, ирисами и нарциссами. Мы зашли в кафедральный собор, обошли вершину холма — ту самую, где находилась крепость (правда, от крепости осталось лишь несколько фрагментов стены). Прошли к смотровой площадке мимо огромного памятника солдату в буденовке и пирамиды из бетонных плит (так изобразили палатку Суворова). Посмотрели на открывшиеся дали с полями и зелеными рощами и пошли к низкому домику, в котором останавливался Пушкин. В нашей компании находился правнучатый племянник Лермонтова — Владимир Соколов-Лермонтов. Он стал рассказывать о приезде Пушкина в Ставрополь, а в это время за калиткой из железных прутьев показалась женщина (как выяснилось, нынешняя хозяйка дома). Она с тревогой наблюдала за нами и прислушивалась к нашему разговору. Через несколько минут она позвала нас и стала слезно упрашивать помочь ей поскорее расстаться с этим историческим местом: «Это для вас эта развалюха — памятник истории и культуры, а для меня — наказание. Жить невозможно. Все рушится, сыплется. Зимой не протопить. Всякие комиссии приезжают, обещают отремонтировать и сделать чуть ли не музей, а мне дать квартиру. Уезжают — и ни слуху ни духу. Сделайте что-нибудь. Помогите русской женщине. У меня прадед — цыганский барон Чернышев. У него хор свой был. Прабабка — грузинская княжна. Были у меня в роду и чеченцы, и армяне… Кого только не было. Я Тамара. Запомните мое имя. Помогите!» Я, как мог, объяснил, что мы в чины не выводим и пенсий не даем… Единственное, что можем сделать, — пожелать ей доброго здравия и написать рассказ о ее бедственном положении.

Еще через день мы навестили Александру Васильевну Младенову. Трудно представить более трагичную судьбу. Она потеряла двух мужей. Один за другим умерли три сына. Живет в доме в одну комнату с дочкой и внуком. А когда-то в нем жили еще и муж, и сыновья. Притом муж был управляющим трестом Главболгарстрой. Когда в округе стали воздвигать дворцы начальники меньшего, чем у мужа, ранга, Александра Васильевна спросила: «Почему у нас нет приличного жилища?» На что муж ответил: «Если бы я стал делать то, что они творят, то потерял бы тебя». Он знал, что говорил. Со взяточником она бы не смогла жить. Поразительно то, что после таких утрат она нашла в себе силы продолжать жить и трудиться. А трудиться приходится немало: нужно прокормить внука и дочь, которой бывший муж не платит алиментов. Живут они своим хозяйством: большой огород и куры. Держали коров, но теперь нет ни сил, ни здоровья. А между тем она выращивает картошку для Иоанна-Мариинского монастыря. Регулярно отвозит монахиням плоды трудов своих. Те живут более чем скромно на территории психиатрической больницы, где с невероятными трудностями удалось отвоевать и отремонтировать несколько развалившихся зданий некогда процветавшего монастыря. Храм не отдают, и приходится служить в домовой церкви. Но бедное житие преизобильно покрывается душевным богатством. Матушки радушны и хлебосольны. Несмотря на собственную скудость, содержат приютских детей и немощных пожилых людей.

На скале запечатлен лик Спасителя

О радушии ставропольцев особый сказ. Мой хозяин Сергей и его жена Лариса не только отменно кормили и предоставили мне второй этаж их дома, где я мог спокойно работать в немногие оставшиеся не занятыми встречами часы, но еще и организовали поездку в Архыз. Это в 200 км от Ставрополя. Там на скале запечатлен лик Спасителя. Он очень похож на известный образ Спаса Синайского. История его создания малообъяснима. Говорят, будто от сильной молнии обрушилась часть скалы, и на срезе обнаружили лик Христа. Ученые так и не пришли к единому мнению: нерукотворный он или написан красками. Если это дело рук художника, то непонятно, как он его писал на отвесной скале и для кого. Найден он случайно, и взобраться к нему можно лишь отчаянным скалолазам. Сейчас можно подняться к этому образу по металлической лестнице. Желающих помолиться здесь немало. Постоянно приезжают автобусы с паломниками и экскурсантами.

А напротив, за рекой Зеленчук, находятся три храма Х века. Рядом с одним из них мы увидели цветущее вишневое дерево. Издали оно казалось огромным белоснежным цветком без единого темного пятнышка. Словно цветок из райского сада — символ горнего мира — опустился на землю.

Один из храмов действующий. Здесь произошло крещение аланов. На Северном Кавказе, и особенно на Черноморском побережье, немало древних христианских храмов. Но нынешние политики и «исповедники политкорректности» не позволяют напоминать о том, что предки многих народов Северного Кавказа были крещены. И если искать корни и всерьез говорить о вере отцов, то нужно знать об этом.

Трудно не замечать трагичности событий, происходящих в России и во всем мире. Но относиться к ним можно по-разному. Ставропольские витязи, использующие любые подручные предметы для тренировки мускулов и навыков выживания, подсказали мне мысль о том, что нужно ко всем трудным обстоятельствам относиться, как к тренажерам, на которых «укрепляются мышцы души», делая ее бесстрашной и неуязвимой для греха.

 

Александр Богатырев

 

14 июня 2017 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

___***Наука побеждать!***___"Тяжело в учении, легко в бою..." А.В.Суворов