Автор статьи Елена Павлова, газета «Вечерний Ставрополь» № 92 (6209) от 20 мая 2017  http://vechorka.ru/article/mezhdu-mirom-i-voynoy/

Боль и память «Донской Швейцарии»

(Окончание. Начало: Спектр Первомайской дугиКонь-Огонь и паспорт Луганской народной республики)

Когда-то великий русский писатель Антон Павлович Чехов назвал луганские степи «Донской Швейцарией». Он очень любил эти места. Поэтому в его рассказах степь — не пейзаж, это отдельный образ — с характером, настроением, это живое существо, которое чувствует и переживает. Как же этому живому существу было в последние годы, наверное, больно... Ведь раны совсем недавней войны еще не зажили.

Место славных имен

Мы едем по дороге от Антрацита, минуя рытвины и ухабы, отметины боев 2014-го и более ранних «травм», когда дорожное полотно нещадно сдиралось тяжеловозами, возившими уголь с нелегальных «копанок». А вокруг — степь, прямо по Чехову, «полная неповторимых красок и очарования».

И вдруг — в отдалении на склоне горы — словно вырастает из зеленых крон золотая маковка храма.

 

- Это храм Александра Невского — один из самых старых в наших местах, - рассказывает мне местный журналист Андрей. - Церкви этой больше 150 лет. Кстати, люди говорят, что в 2014-м видели над ним лик Богородицы...

...Я вспомнила, как мне о светлом лике среди облаков рассказывали в Цхинвале в августе 2008-го, в Буденновске, когда вспоминали страшные события 1995-го. Летом 2014-го, когда шли бои за Антрацит, и тут, под Боково-Платово. Было очень страшно. Правда, сейчас об этом уже ничто не напоминает, увезена из ковыльной степи искореженная и сгоревшая техника ВСУ... Даже шрамов от войны не увидеть беглым взглядом. Но в людских душах остались и раны, и шрамы. Каждый август в Боково-Платово и еще в нескольких поселках проходят Дни памяти земляков, погибших в 2014-м — в те жаркие августовские дни, когда в тяжелых боях было разорвано кольцо вокруг Луганска, и судьба ЛНР решилась в пользу «быть»...

Все-таки, наверное, что-то есть в мнении, что имя и название как-то влияют на судьбу. Вот Боково-Платово названо так в честь атаманов Бокова и Платова, верой и правдой служивших Отечеству. Матвея Платова и на Ставрополье помнят и чтут. Он и на нашей земле заметный след оставил: он со своим тысячным отрядом 20-тысячное войско крымского хана сумел обратить в бегство. И за военные заслуги от императрицы Екатерины земли в Луганской степи получил. И атаман Боков тоже. Здесь его поместье было, отсюда и село пошло. А после смерти Бокова его вдова церковь здесь построила. Тот самый храм Александра Невского.

...Кстати, Антон Павлович Чехов именно здесь гостил, у своего приятеля Кравцова, делился в письме впечатлениями со своим приятелем: «Жил в Донской Швейцарии: горы, балки, леса, речушки и степь, степь, степь... Живя у Кравцова, можно вылечиться от 15 чахоток и 22 ревматизмов»...

…Да, степь все та же, но за здоровьем в «Донскую Швейцарию» пока лучше не ездить....

Когда шурави становятся дипломатами

Пока здесь еще не окончилась война. Даже если перестанут стрелять, считается, что война не кончается пока не похоронен последний солдат. А в войне на Донбассе очень много непохороненных и без вести пропавших.

С председателем «Союза ветеранов Афганистана Луганщины» Сергеем Шониным мы познакомились еще на границе. Он был среди встречающих гуманитарный груз из Москвы. Разговорились.

Оказывается, «афганцы» ЛНР совершенно добровольно взвалили на себя такую тяжелую ношу, как обмен пленными, поиск пропавших, передача тел погибших.

Правда, когда начинали в апреле 2014-го, о таком не думалось. Войны еще не было. Была «русская весна», После того как «взяли здание СБУ», афганцы создали группу переговорщиков. Все-таки у них во всех регионах Украины были организации. Думали, через них какой-то дипломатический контакт между Луганском и Киевом установить. И обеспечить силами ветеранов Афганистана безопасность участников переговоров с той и с другой стороны. Тогда еще казалось, что крови можно избежать.

Но началось то, что началось. И тогда уже потребовалась помощь в поиске и обмене пленными. Сначала помогли найти сына своего же «афганца». Он был вместе с товарищем-ополченцем взят в плен. Нашли и обменяли на двух пленных украинских солдат.

Сейчас, как мы знаем, обмен пленными — явление редкое. Несмотря на то, что в ЛНР этим занимается специальная группа.

- Мы, - говорит Сергей Шонин, - только гаранты соблюдения договоренностей при обмене.

- А как Вы теперь общаетесь с теми шурави, которые воюют против республики?

- Тех ребят, которые непосредственно воюют — то есть взяли в руки оружие, не так много. В основном, мы общаемся с теми, кто занимается гуманитаркой, - Союзом ветеранов Харькова, Ивано-Франковска. С теми, кто воюет, да, иногда общаемся: по вопросам обмена пленными, были в свое время переговоры по обмену ранеными. Вот мы эти вопросы и решаем, а о политике не говорим. Иначе мы ни о чем не договоримся.

- Приходилось отдавать пленных просто так — не в обмен?

- Однажды несколько человек мы отдали матерям. Я сказал, что передаю их не украинской власти, не ВСУ, а мамам. И они приехали из Львова... Сначала, правда, ходили с опаской, озирались, видимо, им там таких страстей про «сепаратистов» понарассказывали... А потом ничего — особенно когда сыновей живыми, здоровыми увидели, — повеселели, разговорились. Благодарили.

…Самая тяжелая работа — передача тел погибших. Сергей Шонин подчеркивает: тут даже речи не идет об обмене. Находим захоронение — отдаем. Кстати, от государства Украина, развязавшего войну на Донбассе, этим не занимаются ни власти, ни силовики. Забирают останки украинских солдат волонтеры-поисковики. Но даже когда речь идет о мертвых, случаются провокации. Летом такую провокацию устроил «Айдар». Слава Богу, обошлось без жертв. Тем не менее работа продолжается. Последний раз «двухсотых», поднятых из захоронений в районе Дебальцевского котла, передавали в конце декабря прошлого года...

Да, тяжелая работа. Но кто-то же должен ею заниматься...

…А сколько еще солдат и гражданских, неизвестных и не отпетых, одного языка и веры, покоится в ковыльных степях «Донской Швейцарии». Точных данных нет. Есть только примерные. Которые разнятся...

…Чехову такое и не снилось.

P.S. В завершение серии материалов я хочу просто перечислить людей и организации, которые оказали значительную помощь в формировании гуманитарного груза. Это предприниматели Ставрополя Александр Горло, Александр Косарев, Валерий Мамонов, Анатолий Ревякин, предприниматель из Новочеркасска Павел Заводнов, фермер из Ессентуков Сергей Мернов, фермеры из Зеленокумска и Советского района, Зеленчукское отделение КПРФ, ставропольская гимназия № 9, завод по производству минеральных вод «Меркурий», Хабезский гипсовый завод, Черкесское предприятие «Агростройкомплект», «Арнест» (Невинномысск).

Спасибо всем, кто откликнулся, кто продолжает помогать, всем, для кого чужой беды не бывает.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить